Как избежать потерь при смене пенсионного фонда

СМИ о Фонде

Евгений Биезбардис, НПФ «Сафмар». Пенсионный оптимизм: стакан на треть полон

Евгений Биезбардис, глава аналитической службы НПФ «Сафмар»

Несмотря на недавнее исследование «Левада-центра», результаты которого могут показаться удручающими (две трети россиян не готовы копить на пенсию сами), власти продолжают сообщать через СМИ о деталях системы индивидуального пенсионного капитала. По последним данным, опять-таки переданным общественности через газету, система будет полностью добровольной (но это неточно). По самым оптимистичным подсчетам, в этом случае к ней подключится не более 1 млн человек в первый год. Будет ли у ИПК при таком раскладе хоть какой-то успех?

Давайте ответим на вопрос: стакан на треть полон или на две трети пуст? Согласно исследованию, две трети опрошенных не верят в возможность скопить на пенсию самостоятельно, но при этом треть граждан хотели бы делать дополнительные отчисления в негосударственные пенсионные фонды. Откровенно говоря, это крайне удивительный показатель на фоне растущего недоверия россиян к пенсионной системе и постоянных изменений, происходящих в ней.

Результаты любых исследований зависят от того, как были сформулированы вопросы. Если бы в дополнение «Левада-центр» спросил, хотят ли россияне получать достойную пенсию, то 99,9% сказали бы: да. Хотя мало кто может назвать современные пенсии «достойными». Среднемесячный размер страховой пенсии по старости составляет 15 тыс. рублей, а по инвалидности — 9 599 рублей. Даже премьер-министр недавно заявил, что нынешний уровень пенсий не позволяет обеспечить достойную жизнь. Чтобы получать хорошую пенсию, на нее надо копить. Это, к сожалению, пока что не стало причинно-следственной связью для россиян по многим причинам. Хотя чем моложе человек, тем больше он осознаёт такую необходимость. Так, делать дополнительные отчисления хотели бы молодые россияне в возрасте от 18 до 24 лет — всего 40%, в возрасте от 24 до 35 лет — около 30%.

Правда, готовы — не значит, что могут.

В России, к сожалению, по-прежнему слишком многие имеют доходы на уровне прожиточного минимума или ниже. Коэффициент Джини, отражающий концентрацию общих доходов населения в России, по-прежнему высок и составляет 0,411 (рассчитывается в диапазоне от 0 до 1 — чем выше, тем неравномернее распределены доходы). По оптимистическим оценкам, на свою будущую пенсию более-менее существенные деньги может отчислять лишь небольшая прослойка населения, доходы которой выше 50 тыс. рублей в месяц. Согласно последним данным Росстата, около 21% работающего населения получают зарплату свыше этой суммы, в том числе зарплата свыше 75 тыс. рублей — примерно у 9% населения страны. Статистика отлично накладывается на результаты опроса «Левада-центра»: заработок примерно четверти населения выше среднего, примерно треть готовы откладывать на пенсию самостоятельно.

Результаты исследования «Левада-центра» крайне показательны — это слепок с реального положения дел в экономике страны и с отношения россиян к пенсионному планированию.

Налицо кризис доверия к институту пенсий в целом. Население разочаровано действующей конфигурацией пенсионной системы и результатами реформ последних лет. Текущее материальное положение условно «бабушек и дедушек» не вселяет веру в обеспеченное будущее после реализации пенсионных прав. Это негативно сказывается и на репутации негосударственных пенсионных фондов. Недоверие к пенсионной системе «бьет» по институту частных пенсионных накоплений.

Бесконечные пенсионные реформы последних лет — увеличение пенсионного возраста, несущественные индексации пенсий, отмена индексаций работающим пенсионерам, сохранение мизерного прожиточного минимума, а также «заморозка» пенсионных накоплений — не повышают доверия населения к самостоятельным накоплениям на старость. И не способствует решению задач по созданию накопительной пенсионной системы, которая стала бы альтернативой государственной.

На завершившемся в начале июня Петербургском экономическом форуме министр финансов Антон Силуанов (Минфин — один из авторов новой концепции индивидуального пенсионного капитала) сообщил журналистам, что в России «еще не все привыкли в ходе работы откладывать на пенсионное время, но нам нужно объяснять, в чем преимущество. Это наша задача — объяснять и показывать все плюсы участия в этой системе — в плане сохранности, что можно деньги эти наследовать и получать проценты». В данном случае министр комментировал вопрос о внедрении ИПК.

После появления инициативы Минфина и Банка России о введении индивидуального пенсионного капитала в сентябре 2016 года НПФ практически сразу заявили, что в ИПК сможет участвовать довольно небольшая часть наших сограждан, хотя тогда еще шла речь об автоподписке. То, что задумывается об этом треть населения, да еще и после повышения пенсионного возраста, — это на самом деле очень высокий показатель. Попробуем быть оптимистами и поверить в то, что доверие россиян к системе частных накоплений начнет расти. Только в этом случае число людей, готовых копить на пенсию, тоже будет расти. Вернуть доверие населения к банковским вкладам ведь получилось.

Источник: Banki.ru